На старости лет дед завел молодую подружку. Вскоре она забеременела, но когда старик выяснил кто отец, был в шоке

Петр Павлович пригладил расческой остатки некогда шикарной шевелюры и поправил воротник нового пиджака. С удовлетворением посмотрел на свое отражение в зеркале и довольно хмыкнул – а ничего еще! Из зеркального отражения на него смотрел стильно улыбающийся 75-летний старик. Но Петр Павлович мог критически относиться к кому угодно, только не к собственной персоне. Себе он казался довольно привлекательным, опытным ловеласом. В этом его убедила Надюша – его любовь, его последняя весна, его зазноба.

Познакомился с ней Петр Павлович 2 месяца назад абсолютно случайно. Тогда теплым весенним деньком пожилой мужчина вышел за лекарствами для недавно слегшей супруги. Отстоял очередь в аптеке, а перед самим прилавком вдруг выронил из рук портмоне. Попытался нагнуться, чтобы его поднять, да так и остался стоять нагнутым, спину сковал радикулит. Он напряженно думал, как выйти из этой щекотливой ситуации, когда перед ним на колени опустилась симпатичная женщина средних лет, которая стояла в очереди перед ним. Схватила его кошелек и подала с легким смешком.

А потом посмотрела ему в глаза и сказала, что же понадобилось здесь такому симпатичному мужчине? Может быть, кое-что резиновое к вечернему чаю? Отвесив неприкрытый комплимент, хохотушка задорно подмигнула. Затем забрала купленные лекарства и двинула к выходу, покачивая бедрами. Петр Павлович от неожиданности выпрямился. Да так и остался стоять с открытым ртом. А потом, опомнившись, поспешил за насмешницей.

Давно с ним так откровенно никто не заигрывал. Догнав женщину на улице, долго шел рядом шаг в шаг, не решаясь заговорить. И она взяла инициативу на себя. Стрельнув в его сторону шальным взглядом, негромко сказала о том, что ее зовут Надей. Затем спросила пожилого мужчину, как его зовут. Они познакомились, и понеслось – частые встречи, жаркие свидания. Сорокалетняя разведенка Надя жила в небольшой однушке рядом. Детей у нее не было, бог не дал, зато он щедро отсыпал ей самоуверенности и своеобразного женского шарма. Женщина умела понравиться мужчинам и беззастенчиво пользовалась этой своей способностью.

Зачем он ей понадобился, Петр Павлович понятия не имел. Да и не хотел знать! Ведь рядом с этой горячей женщиной помолодел лет на 20. Кстати, теперь он без страха смотрел и на любовную постель – настолько искусной оказалась Надя в этом вопросе. Пожилой мужчина еще раз осмотрел себя в зеркале и шагнул к входной двери. Остановился, будто что-то вспомнив, и поплелся в спальню. Заглянул в комнату, невольно поморщился – у окна на высоких подушках, в их супружеской постели застыла бледная, изможденная мумия. Он обратился к жене. Мол, Нина, скоро буду, выйду ненадолго. Веки женщины еле заметно дрогнули.

Она вымученно улыбнулась, пытаясь поднять руку. Когда у нее ничего не получилось, женщина отвернулась, пытаясь скрыть покатившиеся слезы. Петр Павлович нахмурился и быстро прикрыл за собой дверь. Разве был он виновным в болезни жены? Разве желал ей такого конца? О том, что это конец, ему сообщил недавно лечащий врач Нины. И Петр Павлович даже почувствовал облегчение. Ведь жить со смертельно больным человеком под одной крышей было тем еще испытанием. А у него новая любовь! Жизнь, можно сказать, только начинается! И какое теперь ему дело до умирающей супруги!

Впрочем, Петр Павлович никогда не церемонился с женой. А Нина всегда безмолвно сносила его пренебрежение, постоянные придирки и даже откровенный игнор. Любила его сильно, да и привыкла за 45 лет брака. И вот теперь, прикованная к постели, Нина прекрасно видела, что муж ее еле терпит. А может, уже и ненавидит! Жизнь потеряла всякий смысл, поэтому она просто опустила руки. Для чего продолжать мучиться?

И через три дня, облаченный во все черное, Петр Павлович провожал жену в последний путь. На небольшом городском кладбище было совсем немного народа. Только семья – дочь Ирочка с сыном Ильей, сестра Нины Катя и он сам. Ему очень хотелось, чтобы панихида как можно скорее закончилась, чтобы улизнуть к своей Надюше. Но приличия должны быть соблюдены, и пожилой мужчина даже выдавил слезу за поминальным столом. А когда родственники разошлись, мигом схватился за телефон. И сказал своей зазнобе, что все наконец-то закончилось, и чтобы она птицей летела к нему.

Дважды Наде предлагать не пришлось. Через полчаса бабенка уже с интересом рассматривала их огромную трешку. Поморщилась, глядя на неубранный после поминок стол. И с гонором заявила, что мыть ничего не будет, ведь она домработницей не нанималась. Развалилась на едва остывшей после Нины постели, и поманила к себе древнего любовника. Сказала, чтобы утром он сам все убрал!

Петр Павлович, позабыв обо всем, нырнул в ее жаркие объятия. А еще через день Надя перевезла к нему две сумки своих вещей. Но чего же встречаться в ее каморке, когда такие хоромы освободились. Петр Павлович хотел было возразить, что до конца траура не стоит этого делать. Но женщина быстро закрыла ему рот поцелуем. И сказала, что теперь им нельзя разлучаться, ведь скоро станут настоящей семьей. Петр Павлович недоуменно посмотрел на Надю. Но та только весело расхохоталась. И сказала, что он скоро станет папочкой! Мол, есть еще порох в пороховницах!

Она повисла у ошарашенного любовника на шее и заглянула в глаза. Спросила, неужели он хочет, чтобы их малыш родился в тесноте? Разве ему жалко квадратных метров для своей кровиночки? Нет конечно, Петру Павловичу вовсе не жалко было жилплощади для родного малыша. Но только его ли это ребенок? Уж больно быстро он появился. Дочку Ирочку им с супругой бог долго не давал. А тут два месяца – и готово!

Хоть и любил Петр Павлович свою Надюшу до беспамятства, в его душе невольно зародились сомнения. Да и поспешность, с которой молодая женщина пыталась влезть в его жизнь, настораживала. Ведь с момента их знакомства она ни разу даже не намекнула, что готова стать его женой. Хоть он и предлагал, особенно в последние недели, когда стало ясно, что его жена обречена. Более того, когда пожилой мужчина заводил подобные разговоры, Надя всегда уводила беседу в другую сторону. Мол, зачем настоящую любовь портить браком? А тут прям приперло и замуж, и родить.

Петр Павлович не на шутку задумался – как-то все поспешно и подозрительно. Пообещав Наденьке подумать, он отправился прямиком к приятелю Ваське. Хоть и младше Василий был на 20 лет, чем Петр Павлович, но у мужчины был опыт работы в милиции, в следственном отделе. Может, что-то и посоветует. Мужчины не виделись около трех лет. Поэтому Василий с радостью приветствовал старика. Тогда, три года назад, старик помог Василию на заснеженной дороге – протащил его иномарку к ближайшей станции техобслуживания. От оплаты отказался. Тогда Василий дал свою визитку пожилому мужчине и сказал, что тот может в любой момент к нему обращаться.

Несколько раз он действительно помогал старику, консультировал его по телефону. Но в этот раз он решил обратиться к Василию при личной встрече. Выслушав приятеля, Василий кивнул. И пообещал через неделю предоставить старику все материалы, которые удастся получить. И предупредил, чтобы старик держался от нее подальше, и чтобы был осторожен. Петр Павлович округлил глаза и осторожно спросил у друга, может ли данная ситуация быть опасной. Детектив пожал плечами и сказал, что лучше поберечься.

Старик последовал совету Василия и отговорившись внезапно навалившимися делами, взял паузу и прекратил встречи. Сначала Надя обрывала телефон, настаивала на свиданиях. А потом будто успокоилась и перестала звонить. А через неделю перед изумленным Петром Павловичем лег веер очень интересных фотографий. Со снимков на старика смотрела радостная Наденька в объятиях другого мужчины. Его родного внука Ильи!

Детектив сказал, чтобы старик ехал по указанному адресу, сейчас парочка только уединилась в квартире. Пообещал подстраховать пожилого мужчину. Буквально закипая от гнева, старик помчался разоблачать изменщицу. Ведь с любовником она встречалась не где-нибудь, а в своей собственной квартире. Трясущимися руками он вставил в замочную скважину заранее сделанный дубликат ключа, и тихо вошел в темную прихожую. С минуту он стоял перед дверью в комнату, откуда раздавались сладострастные стоны. Вдруг старику очень захотелось уйти отсюда, чтобы все было как прежде. С ее смехом, ласками и поцелуями!

Но вспомнив фото, на котором Илья по-хозяйски держал Надю на коленях, решился и распахнул дверь. В комнате наступила гробовая тишина. А застигнутая врасплох парочка, прикрываясь одеялом, нелепо таращилась на пришедшего. Первым пришел в себя Илья. Обернув простыню вокруг бедер, он встал и пошел на кухню. Затем спросил у деда, что он здесь делает. Старик смерил его гневным взглядом. Затем повернулся и уставился на улыбающееся лицо Нади. Но вдруг почувствовал в затылке жуткую боль, после чего мир перед глазами начал крутиться.

Сознание ненадолго вернулось, когда ему что-то заливали в рот, отчего тело стало слабым и безвольным. Потом куда-то волокли, потом везли на машине. Старик услышал приглушенный смешок внука. Затем парень сказал, что дед сам виноват! Не нужно было лезть, куда не просят! Так бы пожил еще! Он понял, что внук сидит рядом с ним на заднем сиденье машины. Потом стало холодно, послышался плеск волн. Сквозь густую пелену тумана, Петр Павлович различил серую гладь залива.

Его подхватили под руки и поволокли к видневшейся на берегу лодке. Это конец – подумал старик. Но тут, взвизгнув тормозами, на берег выскочил полицейский уазик. Послышались голоса, предупреждение, чтобы никто не двигался. Петр Павлович, лишившись поддержки, старой колодой рухнул на песок. Последнее, что он увидел, когда грузили в скорую, были перекошенные злобой лица закованных в наручники Наденьки и Ильи.

А через три дня в больнице мужчину навестил Василий. И рассказал ошарашенному старику, что его внук Илья давно положил глаз на огромную квартиру деда. Но только старики не спешили свои квадратные метры на внука переписывать. А он бедолага в жалкой общаге ютился! Мать ведь давно выгнала из дома тунеядца. Вот он и решил ускорить события. Вначале бабку на тот свет отправил с помощью сильнодействующих препаратов. А деду решил любовь всей жизни подсунуть – любовницу свою. Так и решил квартиру к рукам прибрать.

Но когда старик почувствовал неладное, а потом и разоблачил парочку, те стали действовать напролом. Самоубийство надумали подстроить на фоне несчастной любви. Даже СМС прощальную на телефон Наденьки отправили. Василий на хвосте у машины был, но не думал, что все так серьезно. Иначе бы раньше патруль вызвал. Ребенок Нади оказался полным враньем, как и многое другое. Василий пожелал другу скорейшего выздоровления и ушел. А Петр Павлович прикрыл глаза и тихо заплакал. Впервые в жизни ему было жаль не себя. Вдруг вспомнилась жена. Стало очень стыдно своего невнимания по отношению к ней и постоянных измен.

Старика ужаснуло страшное одиночество Нины на пороге смерти. А ведь они прожили вместе всю жизнь. И она никогда не жаловалась. Его тихая, ласковая Нина. А он просто жалкий негодяй! Как он мог? Раскаяние тяжелыми каплями покатилось по морщинистым щекам старика. И он лежал, уставившись в потолок, ощущая всю тяжесть безнадежной утраты. Сможет ли он вымолить у Нины прощения на том свете? Хоть и поздно, но он попытается сделать это обязательно! Он все теперь понял!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: